Добро пожаловать!


Вышла в свет новая книга Анатолия Салуцкого «На шаг впереди. Двойная жизнь России»

Книге «На шаг впереди» не случайно сопутствует подзаголовок «Двойная жизнь России». Речь идёт о нарастающем разрыве между государственно-историческими успехами современной России и глубоком провале той сферы, которую в обиходе принято обобщённо называть «бытовухой». Можно ли преодолеть этот разрыв? Кто и что мешает? На кого и на что надежды? Впервые в художественной форме представлен конфликт между национальными интересами государства и потребностями повседневной жизни.

Купить книгу можно здесь или здесь.



Прочитать фрагмент книги: 

 Это неброское четырёхэтажное здание располагалось в центральной части города. У его подъезда не было ни вывески, ни других опознавательных знаков. Через непримечательные, слегка обшарпанные двери в подъезд входили работники технических и вспомогательных служб, уборщицы, коммунальщики, чьи пропуска в вестибюле придирчиво проверяла офицерская охрана. Эти люди, именуемые на местном жаргоне «пришлыми», могли передвигаться лишь по первому этажу, который отделяла от второго-четвёртого ещё одна система охраны, тоже из офицеров Федеральной службы.

Но с улицы было видно, что в подъезд здания, не имевшего наружной охраны, входит-выходит обычный, разношёрстный служивый люд.

Глухие подъёмные ворота подземного гаража находились сбоку, ближе к соседнему дому, и невозможно было определить, куда именно въезжают машины. Когда-то здание принадлежало военному ведомству, в нём базировалась диспетчерская противовоздушной обороны и сюда были подведены все виды связи, включая защищённые прямые линии. Когда здесь наметили поселить новых «жильцов», связь кардинально усовершенствовали. И поставив дом на домкраты, обустроили обширный двухуровневый подземный гараж со въездом чуть в стороне. Помимо личных машин сотрудников, здесь парковались несколько разъездных лимузинов для служебных поездок.

Впрочем, это оштукатуренное, тёмносерое  здание обладало ещё одной особенностью. Часть его фасадных окон на третьем этаже были фальшивыми. Изнутри их наглухо заложили кирпичом, а помещения за фальшокнами, вмещавшие до сорока человек, носили названия «Ситуационный зал» и «Аналитическая комната». При этом  передвижение по второму-четвёртому этажам было  свободным, сотрудники часто заглядывали в кабинеты друг к другу, чтобы «размять мозги».

В торце четвёртого этажа оборудовали несколько спальных «пеналов» - случалось, люди сутками не уходили с работы. Эта традиция зародилась здесь ещё во времена, когда здание находилось в системе ПВО. Но тогда дело сводилось к раскладушкам в кабинетах дежурных. Теперь, учитывая потребность в полноценном отдыхе, создали спальную зону.

Здание было набито огромным числом компьютеров. Но лишь несколько, в так называемых просмотровых комнатах, где запрещалось вести деловые разговоры, имели выход в мировую паутину. На них работали специалисты, которые вели с кем-то переписку, а порой даже  резвились в социальных сетях. Телефонное общение с внешним миром шло только по каналам спецсвязи и особо защищённым прямым линиям. Регулярно все помещения обследовали техники – на предмет поиска посторонних технических устройств, попросту - жучков.

Но главной особенностью организации, которая разместилась здесь, была её абсолютная анонимность. Не секретность – это само собой, - а именно анонимность. У неё не было официального названия, и она не являлась структурным подразделением какого-либо ведомства. Её словно  не существовало вовсе – ни реквизитов, ни банковских счетов, даже без упоминания в закрытой части бюджетной росписи. Финансирование шло по нескольким каналам, в том числе через Управделами Администрации Президента. Да и зарплату сотрудники получали в разных ведомствах. Зарплата была  солидная, приносили её каждому персонально в конвертах, что не исключало налоговых вычетов. Но любой сторонний приработок  сотрудников и членов их семей, не считая взрослых самостоятельных детей, был запрещён.

Под крышей этого здания собрали классных экспертов различного профиля. Поэтому неофициально организацию так и именовали – «Группа экспертов».

Идея её создания возникла у Путина в 2005 году. Встречаясь в неформальной обстановке со старожилом советской дипломатии Добрыниным, он узнал об интересной традиции президента Кеннеди, который раз в две-три недели выкраивал пару часов, чтобы собрать за чашкой кофе ближайших сотрудников - не более пяти, - для мозгового штурма на вольные темы. Речь не шла о текущих делах, - только о завтрашнем дне - не в буквальном, но  политическом смысле. Свободное обсуждение   перспективных проблем, порой самых неожиданных, помогало президенту США готовиться к новым вызовам.

Позднее Путин прочитал, что подобную тактику – на свой манер – в годы перестройки использовал учившийся на западе Александр Яковлев, которого считали главным генштабистом тогдашней перетряски и акушером демократии. На его даче в Раздорах почти каждую субботу собирались так называемые прорабы из подконтрольных Агитпропу СМИ, и координировали план действий на неделю. В итоге СМИ били мощными целенаправленными залпами, оказывая огромное воздействие на развитие общественных процессов.

Изначально Путин предполагал использовать метод Кеннеди. Однако ему не свойственно было ограничиваться простым повторением. «Идя по следам, не обгонишь!» - помнил он древнюю заповедь. И стремился развить, обновить  полезный  опыт. Вместо того, чтобы периодически созывать советников для бесед на вольные темы, Путин задумал создать постоянную группу экспертов, в чью задачу входило бы «смотреть в завтра».

Сырая, неясная идея медленно обретала реальные контуры. Предстояло определить статус группы, её  задачи, принцип подбора людей. Но изначальную установку обозначили чётко: группа должна быть вневедомственной, чтобы охватывать всю совокупность внутренних и внешних  тенденций. А когда она будет сформирована и начнёт выдавать рекомендации, её необходимо наделить непосредственным выходом на Президента. По сути ей предстоит стать его неофициальным мозговым центром.